понедельник, 27 апреля 1998 г.

Как я был принят за террориста

Весна 1998 года, аэропорт Хитроу, через который я возвращаюсь в Россию после конференции. До теракта 11 сентября ещё более двух лет. Меня гоняют многократно через рамку (я, в то время неопытный ещё путешественник, не знал, что их фунты и стерлинги надо вынимать из карманов); мой рюкзак в это время просвечивают. Краем глаза замечаю, что ленту с багажом остановили, и вокруг рюкзака наблюдается нездоровая кутерьма.

Наконец рамка пройдена и меня приглашают к монитору (рюкзак оттащили в сторону). "What is this?" - спрашивает меня строгая английская леди, указывая на нечто Г-образное и чрезвычайно электронно-плотное на снимке моего рюкзаке. Я разглядываю изображение и так и этак и ничего не могу понять -- ЧТО ЭТО?!!. Видя, что охранники волнуются, пытаюсь их успокоить, но от волнения говорю что-то не совсем то: "It should not by my gun!" (не думаю, что это мой пистолет...). Народ напрягается и меня просят вытащить все из сумки. Я берусь за молнию, и в этот момент охранник за моей спиной отчетливо клацает затвором автомата. Я обнаруживаю, что позиционирован так, что бы пули, в случае чего, никого, кроме меня, не задели. Медленно-медленно начинаю выкладывать вещи из рюкзака. Выложил вроде все и с ожиданием смотрю на охранников. Все выкладывай, все - говорят они мне. Что бы продемонстрировать, что я выложил все, беру рюкзак, переворачиваю его кверх ногами и трясу. Бам! - на досмотровый столик со звоном падает надежная советская цельнометаллическая ручка от моей общажной двери. Смотрят. - WHAT IS THIS? - This is a door handle... Тупо пялятся на меня некоторое время, потом отпускают с миром.

Ну не объяснять же им было, что дверь без этой ручки, которая выпадает, только отверткой определенного размера открыть можно. А починить все руки не дойдут.